ГМО: опасность на генетическом уровне

Споры вокруг генномодифицированных продуктов ведутся уже не одно десятилетие. Однако, по мнению социологов, каждый третий россиянин ничего не знает о достижениях генной инженерии.
Между тем, многие ученые считают, что генномодифицированные организмы (ГМО) увеличивают риск возникновения опасных аллергий, пищевых отравлений, мутаций, онкологических заболеваний, а также вызывают развитие невосприимчивости к антибиотикам.

Что такое ГМ-растения?

Это растения, в которые встраивают чужеродные гены с целью улучшения их полезных свойств, например, развития устойчивости к гербицидам и пестицидам, увеличения сопротивляемости к вредителям, повышения урожайности и т.д. ГМ-растения получают путем внедрения в ДНК растения гена другого организма. Донорами могут быть микроорганизмы, вирусы, другие растения, животные. Например, получен морозоустойчивый помидор, в ДНК которого встроен ген североамериканской морской камбалы. Для создания сорта пшеницы, устойчивой к засухе, использовался ген скорпиона.
Первые посадки трансгенных злаков сделаны в США в 1988 году, а уже в 1993 году продукты с ГМ-компонентами появились в американских магазинах. На российский рынок трансгенная продукция попала в конце 90-х годов.

Где скрываются ГМО?

Основной поток ГМ-культур – это ввозимые из-за рубежа соя, картофель, кукуруза, рапс, пшеница. Они могут попасть к нам на стол как в чистом виде, так и в качестве добавок в другие продукты. Так, главный потребитель генномодифицированного соевого сырья (концентратов, соевой муки) – мясоперерабатывающая промышленность, поэтому буквально в каждой колбасе может оказаться ГМ-соя. Как правило, она скрывается за надписями «белок растительного происхождения» или «аналог белка». Генетически модифицированные культуры используются также в качестве добавок в рыбных, хлебобулочных, кондитерских изделиях и даже в детском питании!

Последствия битвы за урожай

Несмотря на уверения ученых-генетиков в безопасности ГМО, независимые эксперты утверждают, что генномодифицированные культуры растений выделяют в тысячу раз больше токсинов, чем обычные организмы. В Швеции, где трансгены запрещены, аллергией болеют 7% населения, а в США, где они разрешены – 70,5%.
Многие трансгенные сорта, устойчивые к насекомым, вырабатывают белки, способные блокировать ферменты пищеварительного тракта не только у насекомых, но и у человека, а также влиять на поджелудочную железу. ГМ-сорта кукурузы, табака и томатов, устойчивые к насекомым-вредителям, способны вырабатывать вещества, разлагающиеся на токсичные и мутагенные соединения, представляющие прямую опасность для человека.
При получении ГМО часто используются маркерные гены устойчивости к антибиотикам. Есть вероятность их перехода в микрофлору кишечника, что было показано в соответствующих экспериментах, а это, в свою очередь, может привести к невозможности вылечивать многие заболевания.

Сегодня генно-модифицированные культуры выращивают в 21 стране мира. Лидер в производстве – США, следом идут Аргентина, Бразилия, Китай и Индия. В Европе к ГМИ относятся настороженно, а в России высаживать ГМ-растения вовсе запрещено. Правда, по информации специалистов, этот запрет обходится – посевы генномодифицированной пшеницы есть на Кубани, в Ставрополе и на Алтае.
Более 50 стран (в том числе страны ЕС, Япония, Китай и др.) законодательно ввели обязательную маркировку ГМ-продуктов, обеспечивая тем самым права потребителей на осознанный выбор того, что они едят. В Италии принят закон, запрещающий использование ГМИ в детском питании. В Греции трансгенные растения не только не выращиваются, но и не используются в производстве продуктов питания

Как отличить ГМ продукты?

В нашей стране разрешено использование 14 видов ГМО (8 сортов кукурузы, 4 сорта картофеля, 1 сорт риса, и 1 сорт сахарной свеклы) для продажи и производства продуктов питания. Пока только в Москве, Нижнем Новгороде и Белгородской области действует закон, запрещающий продажу и производство детского питания с использованием ГМО.
Закон РФ «О защите прав потребителей» от 12 декабря 2007 года предписывает сообщать о наличии трасгенов на упаковке, если продукт содержит более 0,9% ГМО. Однако прямой маркировки «Содержит ГМО» не существует. Наличие ГМО и его процентное содержание должно быть указано в списке ингредиентов продукта.
Если содержание ГМО в продукте не превышает 0,9%, компания-производитель может поставить на свой товар значок «Не содержит ГМО». Эта маркировка – добровольная. Ее можно встретить пока только в Москве. В регионах основным ориентиром для покупателей по-прежнему может служить маркировка «Без Трансгенов» и справочник Гринпис «Как выбрать продукты без трансгенов».

Можно ли себя обезопасить?

Не покупайте мясные продукты с растительными добавками. Хотя они дешевле, но с большой вероятностью могут содержать ГМ-ингредиенты.
Главный производитель трансгенов – США. Поэтому опасайтесь сои из этой страны, а также консервированных зеленого горошка и кукурузы.
В Китае не ведется ГМ-производство, однако транзитом из этой страны может прийти все что угодно. Если вы покупаете сою, лучше всего отдать предпочтение российскому производителю.
При покупке мясных и соевых продуктов, обращайте пристальное внимание на маркировку.

Инга ЛЕВИТОВА, www.prosto-zdorovie.ru

Другое мнение

Есть ученые, которые к генно-модифицированным продуктам относятся более чем лояльно. Пример тому — академик РАН и РАСХН Константин Скрябин — российский ученый в области молекулярной биологии, генетической инженерии и биотехнологии, директор центра «Биоинженерия» РАН. Вот что он говорит корреспонденту «Вечерней Москвы»:

Генно-модифицированные продукты полезнее обычных

В то время как для многих потребителей этикетка «Без ГМО» (генно-модифицированных организмов) — своего рода гарантия безвредности продукта, ученый уверен: это — следствие нашей безграмотности. Потомственный академик РАН (академиками были и его дед, и отец), директор центра «Биоинженерия» КОНСТАНТИН СКРЯБИН — российский ученый, безоговорочно отрицающий опасность генно-инженерных разработок.

— Константин Георгиевич, вы пообещали пять миллионов рублей тому, кто принесет вам доказательство вреда ГМ-продукции. Нашлись претенденты на деньги?

— Мне позвонила только одна женщина, предложила испытывать на крысах нашу картошку, устойчивую к колорадскому жуку. Я ответил, что картошка уже прошла испытания и разрешена к употреблению Минздравом. Правда, выращивать ее не разрешает Минсельхоз. Это парадокс. Россия — единственная на сегодня крупная страна, не производящая ГМ-продукцию. При этом мы ежегодно завозим десятки миллионов тонн говядины, вскормленной на генно-инженерной сое, поскольку другой в мире уже нет.
США, Латинская Америка, Китай, Индия, Франция, Германия подняли сельское хозяйство на генетически модифицированных культурах. Все купленные в аптеке витамины, инсулин, многие другие препараты тоже «замешаны» на ГМоснове. Никто не спорит: безопасность на первом месте. Поэтому мы и сидим у себя в институте, годами экспериментально проверяя, насколько безвредным окажется тот или иной продукт.

— И вы уверены, что не ошибаетесь?

— Мало того: эти продукты могут быть куда полезнее привычных. В 2004 году был получен так называемый золотой рис, пригодный для лечения некоторых форм слепоты. На рынок вышла соя с пониженным содержанием линоленовой кислоты, обладающая устойчивостью к гербицидам. Соевое масло из нее относится к продуктам здорового питания, снижающим риск сердечно-сосудистых заболеваний за счет отсутствия трансжирных кислот. Мы работаем над созданием культур, помогающих защитить организм от онкологических заболеваний.

— Вот вам еще аргумент: ГМО опасны своей непредсказуемостью.

— Ученые не выпустят растение из лаборатории, пока точно не узнают, куда встроится чужеродный ген. Садовники и фермеры столетиями искали способ получить предсказуемое по своему поведению, полезное и не привлекающее вредителей растение. Разве плохо, что ученые нашли возможность им в этом помочь? Кстати, борясь с вредителями традиционными способами, мы получаем растения с куда более губительными для него генетическими изменениями, чем в том случае, когда за дело берется биоинженер.

— Но в массовом сознании сложился стереотип: ГМО — это отрава.

— Но если для биолога очевидно, что это не так, чем же руководствуются ваши ученые оппоненты?
Исключительно политическими и материальными интересами. Одни получают за свою «праведную» борьбу места в Госдуме, другие — неплохие деньги от транснациональных корпораций, занимающихся продажей обычных посевных материалов или производством химических удобрений: ведь для ГМО такие удобрения уже не нужны.

— Положа руку на сердце, скажите, а так ли нужны нам эти ГМО?

— Россия как никакая другая страна нуждается в биоинженерии в сельском хозяйстве.
У нас плохие климатические условия, наши земли засорены сорняками, как нигде в мире.
При этом есть только две страны — Россия и Канада, — где имеются «лишние» земли. Еще пара лет — и те страны, где таковых остро не хватает, у нас их отнимут. Вы знаете, что Азия и Китай сейчас активно скупают африканские земли и начинают осваивать их под ГМ-культуры? Их волнует вопрос, чем кормить свой народ.
Нас, видимо, нет. 40% урожая картошки на российских полях гибнет от грибковых болезней и колорадского жука. В деньгах эти потери измеряются миллиардами долларов. А если сажать ГМ-картошку, колорадский жук будет обходить эти поля стороной.

— Генетические «фокусы» с растениями — это цветочки по сравнению с неизбежным, с вашей точки зрения, манипулированием с геномом человека.

— Если Россия отстанет в генетической гонке, последствия будут тяжелее, чем в случае проигрыша в атомной или космической области. Уже сегодня возможна персональная медицина на генетическом уровне. За два миллиона долларов и 100 дней можно получить полную расшифровку своего генома с прогнозом развития организма и предрасположенности к тем или иным заболеваниям. Скоро цена уменьшится до одной тысячи, а срок — до недели, и каждый гражданин получит генетическую карту.
Это порождает серьезные вопросы… Неизбежный этап — изменение человека на генетическом уровне, протезирование органов из собственных тканей. Все это означает, что мы стоим на пороге мощной революции, которая грянет вслед за переворотом в генетике.

— А как вы относитесь к клонированию?

— Это безнравственно. Когда некоторые политики кричат, что будут клонировать Ленина или Сталина, они не понимают, что сделать копию взрослого человека невозможно. Сначала надо получить младенца, а уж что из него вырастет — бог весть.

— Вмешиваясь в геном человека, вы поневоле спорите с Творцом. Не страшно?

— Я православный человек, хоть и не люблю говорить на эту тему. Оказавшись у истоков столь сокровенной информации, как геном человека, никаких противоречий с верой я не вижу. Есть фундаментальная наука, которая позволяет нам развиваться в интеллектуальном смысле, — и некий духовный опыт, который собственно и делает нас людьми. Об этом говорил еще Кант, поражаясь звездному небу над головой и нравственному закону внутри нас.

Оставить комментарий

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031